Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

03.11.15

Эрнст Антонов рассказывает о прошлогоднем погружении на печально знаменитый пароход «Адмирал Нахимов». Фото предоставлены автором.

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Около четырех утра. Район ст.Саратовской. Тихие южные ночи… «Ни фига не тихие! Интересно, в шестерке не замерзну? а-а-а… чудо ставропольское, гаденыш, подрезал! Ну куда ты лезешь, брат ростовский? Думаешь, море убежит? Тааак, а паркануться где поближе, чтобы снарягу не тащить?... Блин, как спать хочется… А если у бокса кнопки залипнут? Буду снимать видео… Дарагииие моии Масквичи! Была бы у меня такая «бэха»… Нет, надо остановиться, кофейку глотнуть. Дэвушка! Милая! Ноль первая! Ну не тормозите, так резко...»

Все это крутится в моей бедной голове по дороге к Геленджику. Я еду к друзьям, сегодня утром катер отвезет нас к месту гибели теплохода «Адмирал Нахимов», где Сергей установит буй, а мы проведем первичный ежегодный мониторинг затонувшего корабля и фото и видео фиксацию. На следующий день годовщина самой большой трагедии на Черном море, день, когда родственники, коллеги, друзья погибших моряков и пассажиров почтят память и скинут на воду памятный венок…

Но давайте обо всем по порядку…

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Небольшое отступление. Как-то мы отвыкли от курортов Краснодарского края. Сначала был египетский бум, все повелись на «все включено», расслабились в теплой красноморской водичке. Перестали далеко тащить на себе снарягу, держаться на волне, видимость, видите ли, маленькая, смотреть нечего. В принципе, я не против того, что раз или два в год надо съездить на теплое море с семьей и оторваться на всю катушку. Сейчас новая мода пошла. Крым называется. Что может быть лучше: простоять на паромной переправе сутки… «погавкаться»… набить «фейс» тому, кто вперед без очереди лезет… или тебе набьют. Адреналина хватануть по полной! Опять же, я Крым и крымских люблю, четыре года тамошней нырялки, там действительно есть что посмотреть и где понырять.

Это я к чему? На мой взгляд, следует чередовать места. И периодически нырять в черноморских условиях, с «резинки», в условиях течения, надевая скубу в воде, чтобы, так сказать, не растерять навыки. Да и не обследовано наше море толком. Рэков много. Рыбаки каждый год по нескольку новых зацепов сетями делают, а за что там сети цепляются, надо идти и смотреть, однако. Да и дайвинг на Черном море, я считаю, надо поддерживать, хоть раз в год, материально! Что я и делаю, хотя прямого отношения к этой индустрии не имею.

В Геленджике я был в 7 утра. Машину поставил возле кафе, а все барахло перетащил к Баранникам, в дайв-клуб. На вопрос хозяина кафе, армянина, появившегося через полчаса, делал вид, что не знаю, чья это машина.

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

О Геленджике. Город изменился за 10 лет. Стал более красивым и чистым. «Ездют» люди на велосипедах по набережной, гуляют парочки преклонного возраста, молодёжь тусуется, появились гостиницы с архитектурой в арабском стиле, прогулочные катера с мангалом для жарки пойманной рыбы, салоны тату и прочие атрибуты восточных курортов. Самое главное, что оставили хвойные деревья. А запах хвои вперемежку с легким морским бризом… Ммм… Это что-то из далекого детства. Как пончики в сахарной пудре и треугольные пакеты с молоком. Кто был, тот знает.

О дайв-клубе «Морской кот». В рекламе не нуждаются. Семья Баранник пользуется заслуженным уважением не только у черноморских дайверов. Мало того, что являются официальным партнером и сервисным центром фирмы «Aqua Lung», они действительно разбираются в снаряжении и реально могут помочь с сервисом и обслуживанием. Знают много дайв-сайтов известных и неизвестных. Умеют ходить в море и возвращаться. Немаловажно, что дайв-клуб удобно расположен, практически 5 минут езды от въезда в Геленджик. Есть где опреснить снарягу и перекусить, попутно общаясь с друзьями. Лично мне они показались гармоничной парой – спокойный Сергей (положение обязывает! вот я никогда по своему характеру не буду выглядеть мужественным и суровым дайвером, хотя иногда для противоположного пола хочется иметь такую ауру) и добрая улыбчивая коммуникабельная Лена, они просто идеально дополняют друг друга. В команду дайв-клуба гармонично вливаются их дети, выполняющие кучу мелких и добрых дел, от постановки чайника до перекидки файлов на ноут. Еще два молодых человека в составе команды работают от капитанов лодки до дайвгидов. Можно много писать о своих впечатлениях, но если быть кратким, впечатления и эмоции от работы дайв-клуба «Морской кот» только положительные.

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Теперь о важном для меня. Я в дайвинге более семи лет, из них практически каждый год ныряю на Черном. Локация моих погружений от Керченского пролива, включая крымскую сторону, до Новороссийска, более 300 погружений, но мне ни разу до августа этого года не удавалось совершить погружение к теплоходу «Адмирал Нахимов»»… Много информации, связанной с этим кораблем и его трагедией, вы найдете в интернете, поэтому буду писать только факты и свои впечатления.

Во-первых, погружения на «Нахимов», имеющий особый, охраняемый статус, запрещены. Может быть раньше, лет 10 назад, этого не было, точно сказать не могу. Считаю это правильным и обоснованным, ведь место человеческой трагедии, окруженное особой аурой, не может, на мой взгляд, в отличие от других рэков (к примеру, сейнер «Труженик» в Керченском проливе, где все рыбаки были спасены) стать дайв-сайтом.

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Во-вторых, только дайв-клуб «Морской кот», имея все необходимые технические средства, разрешения и документы, может один раз в год, по погоде один или два дня, в зависимости от поставленных задач, проводить подводный мониторинг состояния корабля и подготовку к памятной акции, приуроченной к дате гибели теплохода.

Хроника событий. Прогуляв по набережной Геленджика до 8-ми утра и сделав ряд фотографий, я возвращаюсь к дайв-клубу. Здесь уже вовсю кипит жизнь, из подъехавших машин с краснодарскими и ростовскими номерами молодые мужчины с мрачными лицами тащат снарягу. Армянин-хозяин ближашего кафе, найдя точку отсчета и аудиторию, четко обозначает место будущей парковки метрах в 150-ти от дайв-клуба. Ввиду того, что мое снаряжение уже на месте, пытаюсь сделать несколько постановочных снимков, но все так суровы и увлечены процессом, что решаю отложить на потом. По моим прикидкам, получается порядка 12-13 человек.

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Небольшой перекус и первое задание. Дотащить свое снаряжение и баллоны до арендованного катера, стоящего возле пирса метров за 200. Получается этакий ручеек из дайверов от дайв-клуба до катера. Как всегда актуальным становится ничего не забыть и «забить» себе правильное место на корабле. Около 20 минут этим все сосредоточенно занимаются.

В море к «Нахимову» выходят два судна – арендованный катер и скоростной риб. На рибе идут Сергей Баранник, молодой рулевой Александр, а также двое технарей, имеющих непосредственное отношение к изучению гибели теплохода. Использование двух плавсредств обусловлено необходимостью, скоростной риб первый подходит к точке и дайверы проводят первичный осмотр и устанавливают буй, в ожидании пока подойдет основное судно.

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Риб вырывается вперед, оставляя перед нами пенный след. Катер, медленно развернувшись, выходит из Геленджикской бухты и идет следом на Новороссийск. Постепенно молчание, царившее между тремя группами людей, сходит на нет, потихоньку знакомимся, разговариваем. У многих с собой боксированные фотоаппараты – позже, после погружений, мы скинем все файлы на комп в дайвклубе, и, возможно, что-то из отснятого материала пригодится для будущего фильма или СМИ. Проходим вдоль берега, мимо новых гостиниц, прямо над нами низко стартует самолет из аэропорта, погода благоприятствует, ветер северо-восточный. Залезаю на верхнюю палубу, на ней расположились двое краснодарцев, два молодых парня, по профессии стоматологи. Делаю пару обзорных снимков. Очень красивое побережье. Ближе к Новороссийску больших судов становится больше, чувствуется близость морского порта. Именно этой дорогой должен был идти «Нахимов» в Одессу…

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Минут через 20 замечаем наш риб, постепенно он приближается и становится больше. На борту возникает суета, часть дайверов собралась, часть только начинает собираться. Обычные приятные моменты перед погружением. Подходим к рибу, «вяжемся» к бую и бортами, катер изрядно качает, волна, пусть и небольшая, присутствует. Сергей перепрыгивает к нам на борт, предупреждает о сильном течении метров до двенадцати, напоминает о соблюдении декомпрессионных пределов. Из каюты выходит Лена и распределяет нас в группы по интересам (бадди). Я иду с двумя Андреями – московским и краснодарским – впору загадывать желание…

«Жаба» давит, но вместо старого 7 мм костюма «Буше», решаю пойти в новом 6 мм «Aqua Lung» – в костюме до этого нырял всего раз, и еще не привыкли друг к другу. Между тем, осматриваясь вокруг, понимаю, что одет легче всех. Кругом «сухари», да двойки, между прочим, тоже аквалунговские, новой модели. Мода пошла что ли, или цена приемлемая стала…

Между тем, не все так просто. Пока мы одеваемся, один из дайверов возвращается. Помогаем ему поднять снаряжение и выйти на платформу. Объяснить причину своего возвращения он толком не может, оборудование исправно, замерзнуть он не мог… Говорит, что «на 15 метрах почувствовал себя неуютно и решил вернуться…» Позже мы узнаем, что двое других дайверов вернулись метров с восемнадцати. Забегая вперед, напишу, что второй дайв у всех троих прошел нормально, без проблем. Как здесь не вспомнить разговоры в нашей «водоплавающей» среде об особой, тяжелой ауре, встречающейся на некоторых из затонувших кораблей?

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

К делу. Прыжок и еще два. Мы втроем в воде и, придерживаясь, по веревке по неспокойной волне перемещаемся к бую. У буя общий сбор, знак «о’кей», все как положено. Уходим. Краснодарский Андрей отстает, жестами показывает, чтобы не волновались, и мы с Андреем московским спускаемся к «Нахимову»…

Говорят, первые впечатления самые яркие… Да. Так и есть. Яркие они у меня были и на второе погружение. А пока, метров с 20-ти перед нами, в толще сине-зеленой воды с креном на правый борт медленно, в кольце из медуз и гребневиков проявилась громада теплохода… Я был поражен своими внутренними ощущениями. Это не первый рэк у меня, и я уже видел и смерть людей, и эхо далекой войны под водой, когда на десантном боте мы обнаружили останки краснофлотца.

Но здесь… Без видимых на то причин, стараешься как бы... не шуметь, что ли. Теплоход всем своим видом заставляет уважать себя, быть, насколько это возможно под водой, сдержанным и тихим.

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Буй привязан слева от носа, похоже в районе кнехтов. Первый раз мы идем вдоль левого борта, на уровне прогулочной палубы. Пустые окна зияют черными провалами, через определенный промежуток повторяются провалы дверей. Кажется, сейчас из дверей, выйдет матрос, чтобы сурово спросить, что мы тут делаем… Мои бадди в пределах видимости, которая, кстати, приличная для Черного моря, около 12 метров, но, обогнав одного, я понимаю, что каждый из нас на своей волне, корабль «захватил» каждого из нас по-своему… Меня манит окно, не в силах себя сдерживать и жестом предупредив напарников, через оконный проем я тихо прохожу на прогулочную палубу и мягко ложусь на деревянный настил.

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Я – фотограф и у меня ощущение «дежавю»… Полнейшая ассоциация с фильмом «Титаник»… 32 метра… Только сейчас вспомнив про аппаратуру, пытаюсь сделать несколько снимков… Увы, кнопки на боксе «залипли» и из всех режимов доступны только «авто» и видео кнопка… При «авто» фотоаппарат задирает чувствительность, вспышка не срабатывает, надо жестко, без дрожаний держать фотоаппарат. Делаю пару снимков и 6-ти секундный фрагмент видео.

Бадди волнуются. Уходя, с сожалением бросаю взгляд на лестницу, ведущую на нижнюю палубу, и прохожу уже через двери. Холодок на мгновение прикоснулся к спине. Бррр… Тем не менее, время неумолимо идет, и с левого борта мы сворачиваем ближе к центру верхней палубы. Вокруг хаотически выступают фрагменты искореженного металла, скорее ввиду проводимых спасательных работ, угадывается лебедка, электродвигатель, остатки фальштруб. Очень много медуз, гребневиков, очень много молоди ставриды, буквально стаи, видимо теперь это судно служит им домом.

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Как писал, корабль «захватывает». Ты как бы останавливаешься во времени, сопереживаешь и пролистываешь про себя, то что знаешь о нем. Куда-то на второй план уходит твой «зуд фотографа». Уж извините за обороты, сам наполняешься тихой печалью. Вот, проследовав мимо капитанской рубки, вновь идем нос. Взгляд на манометр и комп, пора потихоньку наверх. В деку лезть не хочется, тем более впереди еще погружение. На 15 метрах течение начинает болтать, на деко-стопе болтает уже сильней, приходится держаться крепче. Отвисев положенное время, уходим по веревке от буя на катер.

На платформу на корме из-за волны забираться довольно сложно, кто-то подхватил мою скубу и я нахлестом перекидываю тело наверх. Уф… возрастное, наверное. Сидящие коллеги разговаривают вполголоса, пьют чай. Разговоры обо всем, тему сегодняшнего погружения мало кто затрагивает. Перебираюсь по лесенке наверх, к друзьям-стоматологам. Байки о жизни, Таиланде, массаже и дайвинге, все как обычно среди мужчин, пару наземных фото, пару сигарет… Полтора часа пролетает незаметно.

Погружение № 2. Кто-то из присутствующих уверяет, что название теплохода на левом борту достаточно хорошо видно глазом, договариваемся, что, спустившись, попробуем это снять по возможности. Неспешно одеваемся и собираем снаряжение. Часть группы уже под водой, мы втроем спускаемся к кораблю. Течение заметно ослабло, поэтому становится легче. Падаем вдоль левого борта и идем к носу. Увы! Несмотря на все наши потуги, буквы с названием мы не находим.

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Решено пройти от носа по центру. Вначале большое скопление металлических предметов, с виду напоминающих шестеренки, четко видна лестница, идущая к капитанской рубке. Проходим к рубке, ребята идут дальше, я решаюсь зайти… Меня встречает темнота, лишь только луч моего фонаря выхватывает прямоугольные, обросшие зеленой бахромой стекла, рукояти, приборы, стоящий на треноге какой-то навигационный прибор, по виду напоминающий прожектор… Именно здесь стояли люди, на которых лежит часть ответственности за трагедию. Между тем, чтобы выйти из рубки, приходится поработать ластами, небольшое течение из-за крена корабля идет мне навстречу. Рубка как-бы не выпускает меня. Уф… Вышел… Время скоротечно, и продолжение дайва прошло в попытках сделать обзорный вид теплохода, одновременно осматривая его. Это достаточно тяжело и результатом я недоволен. Потом был «общий сбор у веревочки» и долгий подъем наверх. Минуты ожидания скрадывали стайки бесцеремонных ставрид, подходящих достаточно близко, и гребневики, подымаемые течением от корабля и медленно и величаво проносящихся мимо нас опять в бездну. Фотографы – натуры увлеченные, суетятся все-таки больше других, расходуют воздуха больше, график их погружения нередко представляет собой ломаную кривую из-за поиска удачного ракурса… Пришлось на выходе подышать из чужого октопуса. Друзья отнеслись к этому с пониманием, и я благодарен им за это.

Что было дальше? Не особо интересно – выход на корабль, сбор снаряжения, все как обычно. Запомнился переход до Геленджика, все-таки любоваться Черным морем, волнами, дельфинами я никогда не перестану. Особенно это приятно, когда сам находишься в море, далеко от берега.

Дайвинг, Геленджик, «Нахимов»…

Организованной толпой мы быстро разгрузили катер, не деля снаряжение на свое и чужое. Опреснив по-быстрому снаряжение, ростовчане засобирались домой, кто-то ушел в снятую гостиницу, чтобы остаться для погружения и помощи в завтрашнем выходе – планировалось выходить с родственниками погибших, администрацией порта Новороссийск и СМИ. Быстро перекусив и скинув все снятое фото и видео на ноутбук Сергея и Лены (кое-что и достойно получилось, правда, мало), я заспешил домой. Примерно 240 км по трассе с оживленным движением и пробками отделяли меня от дома.

Выводы. В первую очередь я благодарен дайв-клубу «Морской кот» за предоставленную возможность поучаствовать в данной акции, за четкую организацию погружений и выхода в море, за возможность прикоснуться к истории и осуществить свою маленькую мечту.

Пойду ли я еще на «Нахимов?» Наверно да, если представится возможность. Но уже имея представление о теплоходе, четкую задачу и достаточную техническую базу для качественной видео и фото фиксации.

Резюме. Море Черное большое. Оно по-прежнему полно тайн и загадок, разгадывать которые придется нам или нашим детям…

Ныряйте много и с удовольствием!

Всегда ваш,
Эрнст Антонов