По дороге к морю

15.07.15

Автор: Ксения Лактионова

История о пути во фридайвинг, про отношения с собой, с другими и со снаряжением.

История о пути во фридайвинг

На улице начало мая, далеко за полночь, окна нараспашку, теплый ветерок насквозь продувает нашу полностью освещенную квартиру. Весь пол в прихожей и гостиной густо покрыт снаряжением, чемоданы открыли пасти и ждут. Мой друг скрестив ноги сидит на полу как заправский йог и, подняв очки, задумчиво крутит в руках омеровскую карбоновую маску UP by Momo Design.

- Милая, у тебя нет, случайно, туристической пенки? Мне надо защитить моноласту.

Маска летит в чемодан, а я иду доставать пенку с антресолей, чтобы уберечь от житейских дрязг этот хвост трофейной рыбы килограммов на 200. Моноласта жесткая и тяжелая как божья кара. Она уравнивает путешествующего налегке фридайвера и подводного охотника, таскающего в поездки полные сумки снаряжения. И отправляется с нами на Blue Week – недельный слет фридайверов со всего мира, который дважды в год проходит в Шарм-эль-Шейхе под крылом Академии Апноэ Умберто Пелиццари. Того самого Пелиццари, который придумал для O.ME.R ту самую малообъемную брутальную на вид охотничью маску, которая оказывается тоже едет с нами. Фридайвинг – очень тесная тусовка единомышленников, очень тесная связь.

История о пути во фридайвинг

Честное слово, в большом мире фридайвинга царит непривычно камерная атмосфера. Как на квартирнике. Очень ценю ее за человечность. Не являясь в привычном виде спортом, фридайвинг пока хранит от звездной болезни своих лучших представителей. Далеко не все они занимаются только апноэ дайвингом: глубокий Герберт Ницш долгое время был пилотом гражданской авиации. Далеко не все они занимаются фридайвингом с детства как Вильям Трубридж. Наталья Молчанова, мировая рекордсменка во всех мыслимых дисциплинах, начала нырять в сорок лет. Дело в том, что вода – среда без барьеров, одинаково доступная и открытая всем, кто в нее входит. Это отражается на людях, связавших с ней жизнь. Клянусь вам, при желании любой фридайвер может поговорить с любым рекордсменом в фэйсбуке или лично, например, во время Blue Week.

Это мой первый Blue Week, я еду туда учиться и получать свои первые в жизни сертификаты. Взволнована так, будто мне опять шестнадцать, на улице жара, и я в липнущей к телу юбке иду отвечать билет приемной комиссии. Хорошо помню, как совсем недавно мне было тяжело продуваться, затаскивая оцепеневшее, сопротивляющееся тело на смешную шестиметровую глубину бассейна Университета физкультуры. Я опускалась вниз головой, перебирая руками по лестнице. Метрах на четырех левое ухо пронзала боль, заполняющая лоб, будто кто-то в голове со всей дури бил в гонг. Я останавливалась и безуспешно пыталась продуть ухо маневром Френзеля. Из глаз текли слезы от боли и бессилия, маска мутнела. Перед лицом медленно дрейфовал кафель, вокруг в облаках пузырей не в фокусе висели дайверы. С началом позывов на вдох я всплывала, дышала и делала новую попытку. Точно такую же, как и первая.

Тут просто необходим реверанс моему талантливому инструктору, который я с удовольствием делаю. Когда сталкиваешься с трудностями, во фридайвинге или любом другом новом деле, велик соблазн выйти из воды, подобрать сопли и навсегда удалиться с бортика. Спасают от этой надменной глупости только любопытство, привычка побеждать себя, и кто-то, кто подскажет, как это можно сделать. Мне страшно везет на людей. Мой тренер очень быстро понял, что уши у меня отличные, грех жаловаться. А вот с головой – проблемы. В том смысле, что трудности с продувкой чистой воды психосоматические, и их причина – блокирующий меня страх. Требовался ритуал, и мне его обеспечили: разминка ушей, расслабление челюсти, дыхательные упражнения, пара смешных шуток, целенаправленное просмаркивание каждой ноздри, растяжка шеи (нежно тянемся ухом к плечу) и сосудосуживающие капли. Осталось спеть пару мантр и прочесть один заговор, но мы воздержались. Эффект и так был ошеломляющий: проблемы с продувкой ушли буквально за пару спусков, неловких, но все-таки на дно. Сейчас уши меня не беспокоят и на двадцати метрах. А в начале тренировок избавление от страха, дергающего стоп-кран, было первейшей задачей, которую требовалось решить, чтобы идти дальше. И, как оказалось, — первым важным шагом к созданию безбарьерной среды во всей моей жизни. Среды, в которой чувствуешь себя как выдра в воде. Посмотрите как-нибудь на выдр, вот уж кто умеет радоваться жизни.

История о пути во фридайвинг

Я начала заниматься фридайвингом примерно год назад, с одной стороны совершенно неподготовленная к этому, а с другой – с полным пониманием, зачем я это делаю. Так уж вышло, что до этого момента мое представление о море ограничивалось снорклингом на Майорке и уверенностью, что «на небе только и говорят, что о море». Я даже толком не умела плавать – бассейн и отпуск на юге с родителями в детстве обошли меня стороной. Последние лет десять, стык в стык совмещая работу и учебу, я совершенно разучилась отдыхать. И, честно сказать, потеряла осознанный контакт с самой собой. Редкие отпуска проводила в Европе, за пару недель объезжая на машине семь-восемь городов (после такого отпуска нужен еще один, чтобы отдохнуть). В один прекрасный момент, проведя ревизию, я обнаружила, что мне 27 лет, что у меня успешная карьера наемного работника, собственный бизнес и постоянная температура тела 37,2 из-за непрекращающегося стресса. Я решила, что пришла пора притормозить, иначе жизнь пролетит мимо на сверхзвуковых скоростях. Так к вялотекущему тренажерному залу, стандартному «спорту» офисных работников, добавились йога-классы и утренняя медитация.

Все бы хорошо, но я привыкла получать на всех своих тренировках приличные физические нагрузки. И отыграв в свое время восемь лет нон-стопом в волейбол в СДЮШОРе, привыкла к компании. Йога же на поверку оказалась чем-то вроде «черного ящика», закрытого клуба. Мне не хотелось в ящик, хотелось силы, равновесия, вытяжения, упругости и общения. Когда я выяснила, что фридайвинг сочетает дыхательные практики, медитации, совместные занятия, физические нагрузки и возможность расширить собственные границы, то раздумывала недолго. То есть не раздумывала вообще.

Так для меня с моими вечными стрессами и цейтнотом фридайвинг стал идеальным спортом на каждый день. У него практически нет противопоказаний: никакой тебе ударной нагрузки на суставы как при беге, никаких травм как в командных игровых видах спорта, никакого дискомфорта для сердца как в спорте с серьезными интервальными нагрузками типа большого тенниса. При этом во время ныряния и плавания на задержке дыхания естественным образом массируются сосуды и все внутренние органы. От работы в воде тело вытягивается, становится гибким и сильным, оттачивается координация движений. Нервная система становится менее нервной. Ты тренируешься, получаешь горы удовольствия в море и море удовольствия на суше. И не расплачиваешься за это спортивными травмами. Как бывший полупрофессиональный спортсмен ответственно заявляю: это кайф.

История о пути во фридайвинг

Едва я оценила эти ожидаемые и описанные в книжках эффекты фридайвинга, за ними последовали другие, о которых учебники не пишут. В моей жизни появились постоянные тренировки, а с ними – дисциплина. Апноэ дайверу в Москве не разгуляться: после закрытия бассейна в Звездном городке самая глубокая вода у нас — шестиметровый бассейн РГУФКа. Почти все выходные торчу там в ластах и гидрокостюме: ныряю, делаю статику на дне, тренирую уход под воду, полирую подводный брасс и выполняю под присмотром своего тренера еще множество разных упражнений. В будни почти каждое утро начинается для меня в бассейне фитнес-клуба рядом с домом. Там я наматываю километры кролем и тренирую динамическое апноэ в безобидных резиновых ластах или без них.

Примерно через пару месяцев после начала занятий фридайвингом я стала лучше себя чувствовать. Точнее, стала лучше чувствовать себя. Первое, что я сделала – немедленно уволилась с работы, куда без удовольствия, по инерции ходила последний год. Стала больше времени и внимания уделять своему бизнесу, который тут же из благодарности начал приносить больше денег и радости. Сейчас я вижу в зеркале подтянутую девочку с живым, осмысленным взглядом. Она уже в курсе, что сна не будет: самолет в семь утра, чемодан еще не упакован до конца, а моноласта не защитит себя сама. Так что несу нежно-розовую туристическую пенку в комнату. Пока мой любимый технично отрезает от нее кусок снятым с кармана фолдером, осторожно разгребаю вещи и усаживаюсь рядом по-турецки с мотком изоленты в руках.

Мой партнер по апноэ дайвингу и жизни пришел во фридайвинг из подводной охоты. Добывать рыбу на задержке дыхания он начал лет десять-двенадцать назад, будучи состоявшимся бизнесменом, способным купить себе приличный рыбный магазин. Полагаю, к тому времени его совсем перестала радовать беспокойная и токсичная бизнес-среда, и подводная охота стала прекрасным антидотом. Через несколько лет он отправился во фридайвинг за глубиной, пришел и остался. Несложно угадать, как мы познакомились.

Охотиться, впрочем, он не прекратил, и в холодильнике у нас временами водится роскошная, свежая рыба. Я узнала, что такое щечки судака, настоящая уха и котлеты из сома. Он добывает немного, только трофейные экземпляры. И я знаю, что хорошим тоном у охотничьей братии считается после соревнований зарыблять водоемы. Еще он до краев наводнил нашу квартиру охотничьей снарягой, но апноэ дайвинг сделал меня терпимее и проще.

У охотников, известное дело, снаряжения в разы больше, чем у фридайверов. Даже собираясь просто понырять, мой любимый берет несколько гидрокостюмов, масок, очков, зажимов для носа, две-три пары ласт. Вероятно, сказывается привычка ездить на охоту в труднодоступные места. Там часто нет сотовой связи, а есть только то, что ты сам собой представляешь, и трофейная рыба – соперник, с которым не бывает «ничьей».

Я заглянула краем глаза в его чемодан: пара шорт и футболок, сланцы, аптечка-косметичка размером с носовой платок. А также несколько кофров с масками, поверх которых вольготно возлежат три гидрокостюма отечественных (зачеркнуто): «пятерка» Aqua Sphere Racer, полуторамиллиметровый Aqua Lung Sport FreeDive series и «двушка» Umberto Pelizzari W12. Последний – мой любимый и, кажется, самый недорогой из них. Его спроектировал последний универсальный фридайвер-рекордсмен в мире, но он привлекает меня не только харизмой создателя.

История о пути во фридайвинг

Знаете, с легкой руки Пелиццари, запустившего свою марку, перевернулась целая страница в истории подводной экипировки. Теперь есть снаряжение, не просто адресованное фридайверам, а позволяющее нас четко идентифицировать. Судите сами. Итальянская Aqua Sphere в основном делает вещи для плавания и даже сотрудничает по этому поводу с Майклом Фелпсом. «Ветеран» и гуру Aqua Lung навечно ассоциируется с основателем компании, изобретателем акваланга Жак-Ивом Кусто. Даже Путин опускался на дно за своими амфорами в «трешке» Aqua Lung Bali. А вот Umberto Pelizzari – это бесспорно фридайверские гидрокостюмы, делающие совершенно законченной историю о каждом из нас, ныряльщиков на задержке дыхания. О, это фридайвер идет. Пойду спрошу, как сегодня нырялось. А потом, может, выпьем по горячему чаю в тени.

С чемоданом, полным моносьютов, соседствует видавшая виды охотничья сумка, в которой полетят наши ласты: две пары карбоновых омеровских и пара моих, c кастомными лопастями на мягкой галоше SporaSub Lady. Пока мой спутник прилаживает пенку к моноласте, я еще немного рассеянно рассматриваю наш багаж, а потом иду варить кофе. Уже светло и птицы вовсю щебечут под открытыми окнами. Полтора часа до выхода из дома, совсем скоро… море, встречай!

История о пути во фридайвинг